Романы, повести, стихи Марата Кабирова
Татарские поэты

Татарские поэты


    Дусларың белән бүлеш:


     «Сравнительная характеристика творчества А. Блока и Дердменда как представителей русского и татарского символизма»

    Цель настоящей работы – дать сравнительную характеристику творчества Дэрдменда и русских символистов.
    Символизм в литературе возник в XIX веке. Это литературное течение наиболее полно определяется в начале ХХ века. Как указывает А.М. Саяпова, «Новое искусство с «содержанием символов его», по А. Белому, – это искусство, отражающее новое мироощущение, которое можно определить, как экзистенциальное» .
    В конце 90-х годов происходят перемены в модернистских течениях в литературе. Если в начале и середине 90-х годов модернизм обнаруживал себя отдельными разрозненными выступлениями ряда поэтов и публицистов, то на рубеже веков он постепенно приобретает все более оформленный и широкий характер. В 1899 году вышел первый номер журнала “Мир искусства””. Начатый как чисто художнический, журнал позже обращается и к литературе. В 1901 году в Москве возникает издательство “Скорпион”, ставшее основным центром, вокруг которого сгруппировались символисты. Символизм постепенно вырисовывается не как вздорное учение нескольких молодых поэтов, а как определенное литературное течение. Уже отпала необходимость публиковать статьи и стихи под многочисленными псевдонимами, чтобы создать видимость школы. Она начала свое существование» .

    Для полного понимания особенностей символизма, можно привести цитату из Крейда:
    Так, «Символизм объявил войну реализму и политике. Искусство должно быть свободно от общественных проблем. Искусство – самоценная система.
    Символизму характерно:
    - форма декаденства;
    - поклонение индивидуализму;
    - проповедь личности.
    Из лекции Дмитрия Мережковского «О причинах упадка и новых течениях русской литературы»: основные принципы таковы:
    - мистическое содержание;
    - символичность образов;
    - понятие о двоемирии (мир земной, эмпирический – реальность; мир иной – сверхреальность).
    Поэт должен стремиться изобразить путь восхождения в иные миры.
    Познание реалистов в эти миры не проникает. У них рассудочное, горизонтальное понимание мира. Так называемые причинные связи.
    У символистов происходит постижение мира иными, нерассудочными познаниями (по Блоку).
    Реалисты – наблюдатели.
    Символисты – мыслители (по Бальмонту).
    Символисты отрешаются от действительности, уходят в сферу идеального, только там можно постичь очевидную красоту. Философы так определяли эту «красоту»:
    - «мировая воля» у Артура Шопенгауэра;
    - «душа мира» у Владимира Соловьева.
    Само искусство запечатлевает моменты вдохновения (По Бальмонту).
    Мережковский определил новое искусство как искусство художественного идеализма и вывел три принципа:
    - мистическое содержание;
    - расширенное художественное впечатление;
    - русский реализм.
    Понятие грезы. Греза не существует в действительности, но навеяна ею. Это субъективное восприятие мира и собственного «я», отвлеченная красота, особый стиль, создающийся целой системой символических образов. Греза – музыка стиха.
    Символисты извлекают символы из действительности: огонь, свет, роза, храм и т.д.
    Символисты относятся иронически к действительности. Мережковский считал, что мир земной ничего не отражает.
    Символисты сталкиваются с проблемой личности в этом земном мире. Они углубляют внутренний мир человека. Есть два плана существования личности, которые постоянно пересекаются:
    - микрокосм личности;
    - макрокосм бытия;
    Важным является путь восхождения от макрокосма к микрокосму.
    По Соловьеву, земная жизнь – лишь отсвет, искаженное представление бытия. Постичь высший мир можно верой, через религию. Соловьев высказывает это в работе «Идеи и смысл богочеловечества». Он считал, что наступит время разрешения проблем, восторжествует справедливость. Так возникает его понятие соборности – объединение всех вер и религий. Соборность – это еще и соединение веры и культуры» .
    Изучая творчество татарского поэта Дердменда и сравнивая его с особенностями символизма нельзя не заметить, что его стихотворения входят именно в это течение.
    Например приведенную цитату можно сравнить с цитатой А.М. Саяповой: «Дардменд – поэт внутренней душевной жизни, которая становится центром мироздания и ареной человеческих деяний. В его лирике нет отражения внешней деятельности, но она определяет жизнь поэта, ее определяет духовная жизнь человека. Центр мироздания поэта – личность, ее душа, она – арена самых жестоких сражений. У него макрокосмос становится микрокосмосом: духовная жизнь индивидуума – центр мироздания и авансцена человеческих деяний» .
    Или: «Суть поэзии Дардменда за тем, что он сказал – произнес, она непомерно шире и глубже того конкретного, что мы определяем как «социальное», «политическое», «общественное». Даже понятие «социальный» у Дардменда носит характер общечеловеческий: через национальное мироощущение, тип мышления он сказал о человеке вообще, в космическом его выражении. Именно потому он так свободно читается в контексте философско-эстетической мысли как на Востоке, так и на Западе» .
    Как видим между творчеством Дердменда и русского символизма есть много общего, но здесь можно найти и массу особенностей.
    Для того, чтобы понять это, можно сравнить творчество А. Блока и Дердменда.
    У Блока символ ветра (поэма «Двенадцать) означает темные, непонятные силы будущего. Ветер рвет плакаты, он разгуливает по улицам Петербурга и представляет разрушительную силу. Иначе – у Дердменда. У татарского поэта ветер символизирует «новое», «свежее», «чистое». Для примера можно привести стихотворение из десяти слов:
    «Бу ул матур, бу ул күркәм.
    Бу ул,
    Бу ул – хуш исле яз!
    Бу ул – хуш исле таң җиле!» .
    В этом отношении интересен перевод знаменитого стихотворения Дердменда «Караб» (Корабль) на русский язык:
    В оригинале:
    Шаулый диңгез...
    җил өрәдер...
    җилкәнен киргән караб!
    В переводе:
    И день и ночь
    Грохочет море
    А паруса рвет ветер злой .
    Как видим, в переводе ветер стал «злым». Это можно объяснить своеобразной эстетической интерференцией в понимании символов.
    Символ весны, кажется, совпадают и у Блока («Соловьиный сад»), и у Дердменда. Весна в поэзии Дердменда – это любовь, это девушка. У Блока этот образ сложнее – пробуждение, начало чего-то нового.
    Интересен при сравнении образ рассвета. В общем эти символы у Блока и Дердменда схожи. Однако в количественном плане употребление Блоком образа рассвета единичны, а у Дердменда этот образ проходит через всю его поэзию.
    У Блока в противовес рассвету можно отметить указанный выше «вечерний угрюмый настрой».
    Еще одним важным различием символизма Блока и Дердменда является то, что у последнего практически нет цветовых символов. Блок – яркий приверженец «цветовой поэзии», причем каждый цвет отмечен собственной символикой.
    В творчестве Дердменда сильны мотивы средневековой арабо-персидской поэзии. У Блока они не наблюдаются. Это, конечно же, образы и сравнения, как «ресницы – луна», «тонкая талия – прекрасное» и т.п.
    Не случайно так трудно перевести известные стихи Дердменда типа:
    Әгәр барсаң, саба җил, безнең илгә,
    Сәламнәр әйт, сәлам ул нечкә билгә!
    Перевод:
    Ветер утренний, если летишь в нашу сторону,
    Передай, передай привет моей тоненькой!

    Подводя итог, можно сказать, что рассмотренные нами поэты-символисты отличаются следующими характеристиками:
    – Дердменд остается под влиянием арабо-мусульманской литературы. Это отмечается традиционными сравнениями, эпитетами и т.п.
    – Блок как ярко выраженный символист определяется более мрачным, модернистским темпераментом;
    – одни и те же символы у этих поэтов несут разничную смысловую и экспрессивную нагрузку: ярким примеров может служить образ ветра;
    – в поэзии Блока ярко выражены отвлеченные образы (например, цвета). В поэзии Дердменда эти символы практически отсутствуют. Их заменяют явления природы и традиционные сравнительные обороты.

    Использованная литература
    Воспоминания о серебряном веке / Сост. В. Крейд. – М.: Республика, 1993. – 563 с.
    Дәрдемәнд Агарган кыл. – Казан: Мәгариф, 1999. – 90 б.
    Дәрдмәнд (Закир Рәмиев) Исә җилләр. Шигырьләр. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1979. – 256 б.
    Русская поэзия 19 – начала 20 веков / П. Николаев, А. Овчаренко и др. – М.: Художественная литература, 1987. – 680 с.
    Саяпова А.М. Поэзия Дардменда и символизм. – Казань: Казан. пед. ун-т, 1997. – 210 с.
    Источник: Казанский Государственный университет


книги - фото
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика