Романы, повести, стихи Марата Кабирова
Татарские писатели

Татарские писатели


    Дусларың белән бүлеш:


    Лексические особенности перевода повести «Хаят» Фатиха Амирхана

    Содержание

    Введение 3
    Глава первая. Особенности творческого пути и прозы Ф. Амирхана и теоретические проблемы перевода
    1.1. Особенности творческого пути и прозы Ф. Амирхана
    1.2. Некоторые теоретические вопросы художественного перевода
    Глава вторая. Особенности перевода «Хаят» Фатиха Амирхана
    2.1. Лексические несоответствия
    2.2. Стилистические несоответствия
    2.3. Перевод лакун и экзотизмов
    2.4. Особености переводов фразеологизмов
    Заключение
    Использованная литература

    Введение

    Основная цель настоящей работы – анализ перевода повести «Хаят» Фатиха Амирхана». Для достижения основной цели нами были поставлены соедующие задачи:
    – исследовали особенности творчества Фатиха Амирхана, основные взгляды писателя и общественного деятеля;
    – проанализировали особенности и проблемы переводческого искусства. Для этого нами были использованы труды П. Топпера, сборника различных переводчиков;
    – для исследования переводческого дела с татарского языка на русский мы использовали пособия и труды Г. Ахатова и Р. Юсупова;
    – проанализировали повесть «Хаят» в переводе Г. Тимерхановой.
    Актуальность данной работы бесспорна. В последние годы количество переводных художественных и публицистических работ растет. Это связано со многими причинами, важнейшими из которых является глобальная интеграция и взаимопроникновение различных культур, и повышение интереса к культуре и литературе «малых» народов.
    Однако теоретические положение переводческого искусства до сих пор разработаны не на самом высоком уровне. Эта проблема остается также в связи с тем, что языки продолжают развиваться, и творческое искусство, как и его теория остаются постоянно обновляющимся явлением.
    Как сказал один английский поэт: «Надо переводить не слова, а дух произведения» . Поэтому проблема перевода становится все более актуальной.
    Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.
    Первая глава посвящена краткому описанию творческого пути, особенностей прозы Фатиха Амирхана, а также теоретическим вопросам художественного перевода. Вторая глава содержит полный анализ перевода Г. Тимерхановой повести «Хаят».
    Заключение содержит основные выводы по работе и перспективы работы над темой.

    Глава первая. Особенности творческого пути и прозы Ф. Амирхана и теоретические проблемы перевода

    1.1. Особенности творческого пути и прозы Ф. Амирхана

    Фатих Зарифович Амирханов родился в1886 году в Казани в семье муллы, давший своему сыну духовное образование. Но уже в знаменитом медресе «Мухаммадия», где с 1895 года учился Фатих, он увлекся художественной литературой и стал усердно посещать открытое в нем русский класс, где изучал русский язык и литературу.
    В эти же годы Фатих Амирхан становится активным участником, а затем и одним из руководителей реформистского движения шакирдов – учащихся медресе, требовавших более широкого введения общеобразовательных предметов вместо схоластики, решительного изменения и даже полного упразднения средневековых порядков, принятых в этих клерикальных учебных заведениях.
    В 1907 году в Казани начала выходить газета «Эль-Ислах», отражавшая интересы демократической молодежи. Ф. Амирхан стал ее редактором. В «Эль-Ислахе» были напечатаны первые художественные произведения Фатиха Амирхана.
    Художественной прозе Амирхана с самого начала присущи актуальность и гражданственность основных мотивов, глубина психологического анализа, мастерство композиции, лаконизм.
    Зная, что судьба большинства женщин его времени была трагичной, писатель не оставлял борьбы за их раскрепощение и просвещение. В 1910 году он написал рассказ «Блаженный день», в котором поведал об отсталости и забитости татарок – старой Мухип и молодой Гайниджамал.
    А в 1911 году писатель создал лирическую повесть «Хаят» – о тревогах девушки-татарки из купеческой семьи, сломленной патриархальными традициями, не нашедшей сил для борьбы за возникшее у нее светлое чувство, за человеческие права. Ей предстоит выйти замуж за незнакомого человека. Полюбила же она студента, которого знала с детства и который, в свою очередь охваченный искренним чувством, писал ей: «Возможно, вы считаете, что я вам не подходу оттого, что я русский, но, друг мой, я понял, что любовь такая сила, которая не признает национальных различий. Мое счастье в ваших руках, я жду вашего решенья».
    Трагичная повесть является реальным отображением порядков того времени. Поэтому Хаят мы можем назвать типическим характером. Хотя многие исследователи творчества Ф. Амирхана считают повесть романтическим произведением. Например, Д.Ф. Загидуллина пишет: “Төп сюжет сызыгын Хәят күңелендә барган үзгәрешләр тәшкил итү авторның романтизм сукмагында көч сынавын дәлилли” .
    Скончался Фатих Амирхан 9 марта 1926 года, в сорок лет.
    Кроме художественных произведений, круг интересов Фатиха Амирхана был широк. Так, в литературоведческих статьях он писал о Гоголе, Тургеневе, Л. Толстом, Короленко, о Г. Сенкевиче. Отдельные статьи посвящены творчеству Габдуллы Тукая.
    Как отмечает Д.Ф. Загидуллина, «отрывки из дневников, произведение «Шафигулла агай» – остаются доказательсовм того, что, несмотря на коренные изменения в стране, Ф. Амирхан остался верен своим идеалам – служение татарскому народу» (Перевод наш).

    1.2. Некоторые теоретические основы художественного перевода

    При переводе обычно опираются на несколько основополагающих принципа, среди которых основным являются:
    – лексическое (смысловое) соответствие;
    – стилистическое соответствие;
    – экспрессивное (эмоциональное) соответствие.
    Лексическое соответствие, хотя является, бесспорно, основным принципом, не подразумевает перевода «одно слово – один перевод». Этот принцип указывает на обязательную опору на такие понятия, как лексическая сочетаемость и четкое обозначение смысла (в многозначных словах). Здесь же можно указать на распространенных «ложных друзей переводчика», которые связаны с явлениями омонимии и паронимии.
    Стилистическое соответствие требует от переводчика передачи стиля оригинального текста. Т.е. просторечные выражения переводить только просторечными выражениями и т.п.
    Особенно важно при переводе учет таких явлений, как лакуны, экзотизмы и идиоматические выражения (фразеологизмы).
    Лакуны и экзотизмы можно переводить тремя способами: использование лексемы как иноязычное вкрапление с пояснением; подбор выражения или предмета, который является наиболее близким к лакуне или экзотизму и описательный способ.
    Г.Х. Ахатов указывает на четыре способа передачи фразеологических единиц при художественном переводе.
    1) Калькирование: баш вату – ломать голову, борын күтәрү һ.б. Калькирование занимает особенно большое место при переводе с татарского на русский. Причина этого заключается, прежде всего, в тесном языковом и культурном контакте двух народов. Это и частота переводов, и географическое соседство, и, как следствие, большое количество заимствований. Вопрос о калькировании заимствований наиболее полно разрабатывала Р.А. Аюпова .
    2) Передача фразеологических единиц при помощи полукалек: Күздән югалу – скрыться с глаз, күз алу – отрывать глаз, борын төбендә – под носом.
    3) Передача фразеологизма аналогичной по смыслу фразеологической единицей другого языка: Син безнең бөтен өметебезне кисмәкче, ике кулсыз итмәкче буласыңмыни – Хочешь свести на нет всю нашу работу (Г. Бәширов). Понятно, что нахождение параллельного фразеологизма в русском языке при переводе текста с татарского – это наиболее удачный способ. Но подобные параллелизмы встречаются не часто.
    4) Передача значения фразеологической единицы обычными словами, т.е., иначе говоря, описательный метод передачи фразеологизма: тел-теш тидерерлек түгел – нельзя обижаться, тел бистәсе – болтушка, күз сөртеп алу – поглядывать.
    Опираясь на указанные теоретические аспекты художественного перевода нами был проанализирован перевод Г. Тимерхановой повести «Хаят» Фатиха Амирхана.

    Глава вторая. Особенности перевода повести «Хаят» Фатиха Амирхана
    При анализе перевода «Хаят» Фатиха Амирхана на русский язык весь фактический материал был разделен нами на четыре группы:
    – лексические несоответствия;
    – стилистические несоответствия;
    – способы перевода лакун и экзотизмов;
    – способа передачи фразеологизмов.
    На основе указанных выше и четырех выделенных группы, мы попытались отыскать основные особенности перевода вышеуказанной повести.

    2.1. Лексические несоответствия

    Лексические неточности обычно сразу замечаются в анализируемом переводном произведении. Более того, их часто отмечают и обычные читатели.
    Перевод Г. Хантемировой повести «Хаят» не отличается грубыми погрешностями, когда бросается в глаза неправильный перевод слова. Более того, переводчица, по нашему мнению, нередко излишне придерживается именно дословного перевода.
    Необходимо отметить, что можно найти только несколько незначительных отходов от текста оригинала. В одних местах переводчица сокращает оригинал. Можно привести следующие примеры: «– Ачуланмагыз, Хәят, син сезне сөям... Минем күңелемдә сез генә...» [150]  «– Не сердитесь, Хаят. Я люблю вас...» [253]; Или: «– Хәерле кич, матур төшләр, күңелле уйлар, рәхәт йокылар, – дип, берничә теләкләр теләде» [152]  «– Спокойной ночи, приятных сновидений» [254].
    Как видим, в обоих примерах неточно передано состояние героя, который влюблен, поэтому иногда обрывается в словах или становится многословным. Переводчица, сократив, слова Михаила, просто констатирует основной смысл его слов.
    Редко, но встречается в тексте и дополнения к оригиналу, что делает похожим перевод слишком вольным. Например: «Хәятнең болай татар ирләрдән качуына Лиза да күптән өйрәнеп җиткән иде инде. (...)» [143] передается следующим образом: «Лиза давно привыкла к тому, что Хаят закрывала лицо от мужчин-татар, и если случалось, что подруга не успевала вовремя заметить прохожего татарина, она шептала:
    – Хаечка, закройся, вон мусульманин идет!» [246].
    Однако в рассматриваемом переводе повести «Хаят» нами отмечены отдельные примеры и несоответствия перевода. Как пример, можно привести перевод народной татарской песни:
    «Хөсниҗамал әйтә икән:
    «Мин кияүгә барам», – дип;
    Әнкәсе аңар әйтә икән:
    «Бармагаең, кадал», – дип» [179] 
    «Замуж хочу», – говорит Хуснижамал.
    «Хоть замуж,
    Хоть к черту», –
    Отвечает ей мать» [272].
    В данном примере, кроме неточности перевода, можно отметить, что нарушена ритмика татарской песни, где идет повтор «икән» и «дип» с четкой диалоговым параллелизмом.
    В другом месте также можно отметить изменения значения целой фразы. Так: «Аннан соң ул үз-үзенә килде дә, салкын һәм уңайсыз көлемсерәп:
    – Гаҗәп! Ну; хәерле булсын! – диде» [172] 
    «Странно! Ну, да бог с ними» [270].
    В данном примере «хәерле булсын» и «бог с ними» имеют почти антонимичные значения. В татарском это означает пожелание «пусть будет хорошо», в русском же «бог в ними» имеет несколько иное значение.
    Близкое к экзотизму слово «мәҗлес» (хотя у него есть достаточно близкие переводы – «посиделки», «собрание», «вечеринка» и т.д.) также дается достаточно вольный перевод: «Мәҗлес күңелле иде» [145]  «Беседа текла весело, оживленно» [248].
    В целом, лексические несоответствия в переводе практически не встречаются.



    2.2. Стилистические несоответствия

    Стилистика Фатиха Амирхана имеет свои особенности. В анализируемой нами повести «Хаят» стилистические тонкости представлены особенно наглядно. Можно выделить следующие особенности:
    – использование русских заимствований типа «прическа», «образованный» и т.д.;
    – частые пояснения в текстах, которые обычно даются в скобках или сносках. Здесь просматривается желание Ф. Амирхана довести повесть до русского читателя, потому что объясняет достаточно простые слова, относящиеся к татарской культуру и мусульманской религии.
    В рассматриваемом нами переводе стилистические особенности писателя переданы далеко не полностью. Во-первых, Г. Хантемирова пропускает русские вкрапления, с помощью которых Ф. Амирхан передает особенности переживания главной героини или общую атмосферу какого-либо собрания. Например: «Хәят прическасын ясап бетергәч...» [139] передается, на первый взгляд, точно: «Когда Хаят причесалась...» [243]. На самом деле, «делать прическу» и «причесаться» имеют достаточно серьезные стилистические (а иногда и смысловые) разночтения. Русской лексемой «прическа» писатель хотел добиться большего воздействия на читателя.
    Проблема передача стилистики и важности русских вкраплений при переводе на русский язык практически непередаваемы, когда идет цитата целой фразы. На наш взгляд, для таких случаев переводчица нашла наиболее приемлымый вариант. Так: «Биби, Хаечка дома? – дип сорады» [138] переводится следующим образом: «Биби, Хаечка дома?» – по-русски спросила гимназистка» [242]. Т.е. Г. Хантемирова здесь использует описательный способ передачи особенностей речи гимназистки.
    Однако иногда у Г. Хантемировой можно найти некоторые вольности. Можно указать хотя бы на такой пример, когда переводчица «рус урамын» [140] переводит «русским кварталом» [244]. Кроме того, перевод взят в кавычки.
    Стилистические особенности татарского языка нередко можно обнаружить в особенностях лексической сочетаемости. Здесь необходимо четкое понимание и чувство языка. В повести «Хаят» мы нашли, на наш взгляд, не совсем удачный пример, когда передается точный перевод отдельных слов без учета их лексической сочетаемости: «Ләкин урманның тавышы Лизаныкына караганда киңрәк, тирәнрәк, калынрак һәм картрак шикелле тоела; колакларда тупасрак, ләкин мәһабәтрәк тойгы калдыра иде» [144]  «Голос леса по сравнению с Лизиным был глубже, мощнее и старее; звучал он хоть и грубее, но величественней» [247].
    В данном примере «голос леса» и «урман тавышы» стилистически разнородны. Во-первых, в русском чаще «голоса леса». Во-вторых, татарское «тавыш» шире по значению русского «голос». На наш взгляд, здесь можно было оставить «лесное эхо», о котором и шла речь в контексте.

    2.3. Перевод лакун и экзотизмов

    Лакуны и экзотизмы являются наиболее сложными при переводе. Наиболее близкая по смыслу и стилю передача их требует от переводчика не только прекрасное знание двух языков, но и такое же знание культур татарского и русского народов.
    Наиболее больший отход от текста в повести «Хаят» наблюдается в передаче лакун и экзотизмом, которые касаются Ислама. На наш взгляд, это было связано с идеологическими моментами. Например: «– Әстәгъфирулла, йа Раббем, әстәгъфирулла, – дип уйлады, бу ялвары астында «кяфер»дән һәм «кяфер»не сөюдән Алланың кодрәтенә сыену яшеренә иде» [157] переведено так: «– Боже милосердный, прости меня! Боже, прости!..
    Этой мольбой она просила у бога защиты от безбожников, защиты от своей любви к кяфиру» [258].
    В данном случае, кроме того, что исламский Аллах заменен просто богом, из слов Хаят непонятно, кто такие «безбожники» – атеисты или приверженцы другой конфессии?
    Кстати, экзотизм «кяфир» очень удачно разъясняется в контексте: «Хаят легла вниз лицом, прижавшись грудью к маленькой подушке: он не мусульманин, он – кяфир!» [257].
    Экзотизмы, как известно, при переводе оформляются несколькими способами: употребление лексемы в неизменном виде (с учетом графического и фонетического оформления); описание или подбор близкого по значения выражения (слова, явления, предмета) в родном языке. Г. Хантемирова использует все три признанных способа.
    Для первого случая можно привести следующие примеры: «Бу калфак, ефәк көлтәсенә чолганган гөл чәчәге (роза) шикелле, көлеп тора иде» [139]  «Казалось, калфак, точно роза, выглянувшая из копны шелковистых волос, радостно заулыбался» [243]; Или: «Ләкин ул һаман үзе билгеләп куйган рамкадан чыга алмый, чөнки ул рамканың коточыргыч сакчылар: әллә кайсы мөфтинең чукынган кызларының сурәтләре саклап торалар иде» [159]  «И все же она не переступала черту, которую определила сама, ибо за этой черной чертой стоял грозный страж: поблекшие лица дочерей муфтия, принявших христианство» [259]; А также: «В фойе семья Рахимы-абыстай слилась с потоком гуляющих» [265].
    На наш взгляд, использование экзотизмов (когда это необходимо, с пояснением) наиболее лучший вариант передачи подобных слов. Кроме лексической и стилистической точности при переводе, использование экзотизмов приводит к более глубокому пониманию культуры народа языка-оригинала.
    В переводе повести «Хаят» встречаются и случаи, когда переводчица подбирает родственное слово из русского языка. В приведенном ниже примере, здесь можно говорить и об описательном способе, так как в русском языке (точнее, в христианской культуре «молитвенного коврика» нет): «Ахыр тәмам булды! Хәят тиз-тиз генә сәлам бирде! ¡әһәт кенә намазлыкны алып бер җиргә атты да үз бүлмәсенә чыкты» [161]  «Наконец намаз окончен. Хаят быстро отбила последние поклоны, забросила в угол молитвенный коврик и ушла в свою комнату» [261].
    В переводе повести «Хаят» можно найти случаи использования экзотизмов, которых нет в тексте оригинала. Например: «Әни белсә, хәзрәтенә дә әйттерер әле, – диде <мөгаллим турында> [164] переводится следующим образом: «Ну, если мама узнает, доведет до сведения его мударриса» [264].
    На наш взгляд, в данном примере можно было ограничиться другим экзотизмом: хазрет – духовное лицо.
    Иногда переводчица просто опускает экзотические слова. В рассматриваемом переводе Г. Тимерхановой подобные примеры оправданы, так как экзотизмы в данных примерах не несут важного сообщения. Например: «Арган күзләренең ял итә торган бердәнбер кәгъбәсе булып торды» [147]  «... стала отдохновением для глаз, когда он, утомленный чтением, отрывал их от книг» [249].
    В приведенном примере «кәгъбә» означает «Каабу», т.е. «объект молитвы».
    В целом, лакуны и экзотизмы Г. Тимерханова переводит достаточно произвольно, и чаще всего первым способом, т.е. использует иноязычные лексемы с соответствующим пояснением.



    2.4. Перевод фразеологических единиц

    Фразеологические единицы так же, как и лакуны, создают сложности для переводчика. Как указывалось выше, они могут переводиться тремя способами.
    В переводе повести «Хаят» фразеологические единицы используются не много. Мы нашли всего несколько примеров. Сам стиль Фатиха Амирхана предполагает это.
    Во-первых, переводчица иногда использует фразеологические обороты в русском языке, несмотря на их отсутствие в языке оригинала. Это придает переводному тексту определенную экспрессивность. Например: «Рәхимовларның киң бизәүле һәм бай тормышлары Хәятта боларга каршы зур күрү (тәгъзыйм) тойгысы кузгата иде» [177]  «Рахимовы жили богато, на широкую ногу. Это вызывало у Хаят уважение к ним» [280].
    В других случаях переводчица использует способ калькирования фразеологизмов. Как пример можно привести следующее: «Аны өйрәтергә ярамый, имеш... Бик шәп эш эшләдең инде: кызларыңны ашатмый калдырдың, син тырышмаган булсаң, ул безне ашаган булыр иде... – дип уйлады» [175]  «Нельзя, видите ли, ее учить... – грызла ее досада. – И до чего же хорошо поступила: спасла дочерей от съедения», – язвила она про себя» [271].
    В данном примере скалькировано переносное значение «ашатырга» – «съедение».
    Язык повести «Хаят» Ф. Амирхана не богат на фразеологические обороты. Поэтому наиболее важным является передача душевных переживаний героев, раскрыть их психологические характеры.

    Основные выводы:
    – в переводе Г. Тимерхановой есть определенные неточности, связанные с неудачным передачей лексической сочетаемостью слов;
    – в передаче лакун и фразеологизмов переводчица использует все способы: от вкрапления до описания. Но чаще всего встречается именно «метод вкрапления» с последующей сноской.

    Заключение

    На современном этапе при интенсивной интеграции мирового сообщества переводческое искусство начинает играть все большее значение. Однако, в то же время, с развитием электронного перевода, все большее развитие получает «дословный перевод». Необходимость быстрого перевода публицистических текстов делает переводческое искусство все более механическим. Поэтому сегодня необходимость теоретического изучения переводческой теории становится большой проблемой.
    Как следствие, возникает необходимость изучения переводов, которые уже состоялись в советскую эпоху.
    Нами был проанализирован перевод повести Ф. Амирхана «Хаят». При исследовании мы опирались на принципы, изложенные в трудах Т. Поппера и Г. Ахатова (фразеологизмы). В целом, на наш взгляд, при переводе необходимо придерживаться трех основных принципов:
    – лексическое (смысловое) соответствие;
    – стилистическое соответствие;
    – экспрессивное (эмоциональное) соответствие.
    Так, на примере анализа перевода Г. Тимерхановой повести «Хаят» Фатиха Амирхана и с, мы пришли к следующим выводам:
    – перевод Г. Тимерхановой отличается «дословностью» и точностью. Основным принципом переводов советского периода оставалось смысловое соответствие;
    – переводчица повести «Хаят» смогла передать экспрессивность и психологичность лирической повести. Точно обрисован психологический портрет главной героини;
    – в переводе Г. Тимерхановой есть определенные неточности, связанные с идеологией: например, не совсем точный перевод молитв и т.д.;
    – в передаче лакун и экзотизмов переводчица использует все способы: от вкрапления до описания. Но чаще всего встречается именно «метод вкрапления» с последующей сноской;
    – в целом, Г. Тимерханова сумела точно передать стиль писателя, который отличается лаконичностью и психологической точностью.
    В перспективе художественный перевод с татарского на русский язык, на наш взгляд, будет осуществляться более на базе «дословного перевода», что связано с взаимопроникновением культур двух народов. Основными методами передачи лакун и фразеологизмов должны стать калькирование и вкрапления экзотических лексем.

    Использованная литература

    Абдуллина Р.С. Стилистика һәм сөйләм культурасы мәсьәләләре. – Яр Чаллы, 1997. – 128 б.
    Амирхан Ф. Избранное. Перевод Г. Хантемировой. – М.: Художественная литература, 1975. – 320 с.
    Әмирхан Ф. Әсәрләр. – Казан: Мәгариф, 2002. – 319 б.
    Әхәтов Г.Х. Татар теленең лексикасы (Педагогия институтлары һәм колледжлары студентлары өчен кулланма). – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1995. – 93 б.
    Бельгер Г. Камни преткновения //Художественный перевод: проблемы и суждения. Сборник статей. – М.: Известия, 1986. – С. 58-75.
    Вәлиев Р. Сайланма әсәрләр. Дүрт томда. III китап. – Казан: Милли китап, 2000. – 464 б.
    Заһидуллина Д.Ф. Кереш сүз // Әмирхан Ф. Әсәрләр. – Казан: Мәгариф, 2002. – Б. 5-12.
    Климович Л. Творчество Ф. Амирхана // Амирхан Ф. Избранное. Перевод Г. Хантемировой. – М.: Художественная литература, 1975. – С. 5-18.
    Топпер П. Перевод и литература: творческая личность переводчика // Вопросы литературы, № 6, 1998. – С. 178-199.
    Художественный перевод: проблемы и суждения. Сборник статей / Составитель Л.А. Аннинский. – М.: Известия, 1986. – 576 с.
    Юсупов Р.А. Тәрҗемә теориясенә кереш. – Казан, 1972. – 88 б.
    Юсупов Р. А. Тәрҗемә һәм тел культурасы. – Казан: Татар кит. нәшр. – 1973. – 128 б.
    Источник: Казанский Государственный университет


книги - фото
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика